Сторож

Сухой кашель разбудил спящую в ногах дворнягу.

В глубине сада, на скамейке под большим тутовником, сидел дед.

Обычный, на вид, дед, с изрезанным годами лицом, долгой, ломанной спиной и глиняными руками. 

Он смотрел в темноту и молча шевелил губами.

Как пузыри на тихой воде, в его изношенной памяти всплывали обрывки жизни.